Всё для

Студента

Социальная справедливость и право

Готовый Отчет По Практике Юриста , Курсовая Работа По Социальной Работе , Диплом По Социальной Работе , 8 Класс Информатика Контрольная Работа , Отчет По Практике Социальная Работа , Реферат Конституционное Право

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ,

СТАТИСТИКИ И ИНФОРМАТИКИ (МЭСИ)

ИНСТИТУТ ПРАВА И ГУМАНИТАРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ






КУРСОВАЯ РАБОТА

По дисциплине

Теория государства и права

На тему:

Социальная справедливость и право



Студент(ка) группы

Тебенькова С.Г.

Научный руководитель

Маров И.В.









МОСКВА 2010 г.

Содержание


Введение

Глава 1. Идеи социальной справедливости в общеправовых принципах

1.1 Социальная справедливость как философская и правовая категория

.2Современное видение идеи социальной справедливости как правовой категории

Глава 2. Правовая и социальная справедливость в правовом и социальном государстве

2.1Соотношение права и нравственных норм

.2Проблемы и особенности социальной справедливости и права в современном Российском государстве

Заключение

Список используемой литературы

Введение


В настоящее время, в условиях, когда уже выработана концепция правового государства, с присущими ему существенными признаками и особенностями, построение правового государства является одной из важнейших перспективных задач, так как именно оно является, в современном понимании идеальной формой политической организации общества. Но вместе с тем никогда не существовало и не существует однозначного понимания правового государства. Объясняется это действием самых различных факторов, таких как: особенности исторического и культурного развития, демократические, политические и правовые традиции, своеобразие политической и правовой систем, различия в правопонимании и осмыслении права, как универсального социального регулятора общественных отношений и связей. Вместе с тем идея правового государства всегда понималась на дуализме Государства и Права. Но одновременно она опиралась на общефилософское представление о праве как о высшей ценности, обладающей своим собственным содержанием.

В рамках данного вопроса следует разобраться в том, какая же роль отведена праву среди других социальных регуляторов, как социальные нормы соотносятся и взаимодействуют между собой, какие существуют тенденции их развития и преобразования.

Проблема является актуальной поскольку в процессе исторического развития и эволюции общественных отношений, то есть усложнения их элементной структуры, а так же появления их новых разновидностей неизбежно возникает вопрос о значимости в тот или иной период времени применительно к конкретным обстоятельствам тех или иных социальных регуляторов.

Социальная справедливость относится к числу социальных явлений, сопутствующих человечеству на протяжении всей его истории. Еще древние люди сталкивались с проблемой поиска компромисса между индивидуальным и коллективным интересами, вырабатывая наиболее приемлемые формы поведения посредством моральных запретов и предписаний. Все сферы совместной жизнедеятельности людей - экономическая, политико-правовая, социальная, культурная - имеют свою логику развития, тем не менее они объединены общей центральной идеей - социальной справедливостью.

Актуальность темы данной работы усиливается ещё тем, что законодательная база постреформенного законодательства в области социального обеспечения не сформировалась в полной мере; в процессе законотворческой деятельности намечено рассмотреть не только проекты новых федеральных законов, но и произвести корректировку действующих правовых норм. Научные исследования в области социального обеспечения могут оказать положительное влияние на развитие и совершенствование законодательства.

Цель данного исследования заключается в том, чтобы определить, насколько действующее законодательство и его правоприменительная практика соответствуют интересам граждан России, обосновать предложения по совершенствованию правового регулирования с тем, чтобы оно отвечало идее социальной справедливости.

Для достижения указанной цели была предпринята попытка решить следующие задачи:

рассмотреть философский и правовой аспекты понятия «социальная справедливость»;

выявить, особенности социальной справедливости и права в современном Российском государстве.

Методологической основой исследования являются методы общенаучного познания: законы формальной логики, анализ и синтез, метод перехода от общего к частному , а также специальные правовые методы: историко-правовой анализ, метод сравнительного правоведения, обобщение правоприменительной практики, социологических, экономических, данных.

Глава I. Идеи социальной справедливости в общеправовых принципах


§ 1.1 Социальная справедливость как философская и правовая категория


Существуют различные определения понятия «справедливости». Одно из них - справедли?вость есть распределение прав и обязанностей в согласии с мнением участников. Причем, распределяются не обязательно равные права, происходит такое разделение прав, которое принято считать правильным в этой некой среде, при некоторых обстоятельствах.

В течение всего периода существования человечества высказывались суждения о социальной справедливости с учетом условий и времени, в котором жили авторы этой идеи. Вполне естественно, что смысл, вкладываемый в это понятие, менялся. И тем не менее, даже у древних философов мы находим те элементы (составные части) социальной справедливости, которые отвечают современным представлениям о ней.

Философы в большинстве своем оперировали словом "справедливость", когда хотели подчеркнуть необходимость равенства людей в обществе.

Древнегреческий философ Платон, например, считал, что государство представляет собой как бы два государства. Одно составляют бедные, другое - богатые, и все они живут вместе, строя друг другу всяческие козни. В таком обществе людей преследуют страх и неуверенность.

Здоровое общество должно быть иным. В своем труде "Государство" Платон утверждал, что правильное государство можно научно обосновать, а не искать ощупью, веря и импровизируя. Платон предполагал, что это новое научно спроектированное общество будет не только осуществлять принципы справедливости, но и обеспечивать социальную стабильность и внутреннюю дисциплину в нем. Он мечтал видеть общество, в котором характерными чертами являются равенство возможностей (шансов), полное устранение частной собственности. В основе его концепции лежало общее благосостояние. Аристотель в работе "Политика" выделял в государстве три класса: один класс очень богат; другой - очень беден; третий же - средний. Третий класс он считал наилучшим, поскольку его члены по условиям жизни наиболее готовы следовать рациональному принципу. Размышляя о стабильности государства, Аристотель выступал как против власти бедняков, лишенных собственности, так и против эгоистического правления богатой плутократии ("олигархии"). Представляется, что Аристотель был прав, говоря, что любая крайность может увенчаться тиранией. Привлекательной является мысль, что лучшее общество формируется из среднего класса, и государство, где этот класс многочисленнее и сильнее, чем оба других вместе взятых, управляется лучше всего, ибо в нем обеспечено общественное равновесие.

Особое место в рассуждениях философов о справедливости занимает понятие «собственность». Взгляд Аристотеля на собственность развивался в прямом споре с Платоном, которому он приписывал защиту общественной собственности. Однако Платон имел в виду запретить частную собственность только для правителей, видя в ней разрушителя единства правящей элиты, её преданности государству. Аристотель не считал, что частная собственность вредит моральному совершенству, доказывая это следующим:

когда у людей есть личные интересы, они не ропщут один на другого, а заняты каждый своим делом, и прогресс ускоряется;

обладание чем-то доставляет удовольствие, ибо все или почти все любят деньги и другие подобные вещи. Аристотель резко отделяет такую любовь к собственности от эгоизма и мелочности, рассматривая её с точки зрения

самореализации и самоуважения;

при общественной собственности никто не может быть щедрым и великодушным, так как ни у кого ничего нет. Частная собственность глубоко укоренилась в душе человека, если существует так долго. В связи с этим нельзя пренебрегать опытом веков.

Зная о бедах, сопутствующих системе частной собственности, Платон считал, что они вызваны совсем другой причиной - порочностью человеческой натуры. Несовершенство общества исправляется, по его мнению, не уравнением материального благосостояния, а моральным улучшением людей. Надо приучать благородные души обуздывать желания и принуждать к этому неблагородные (т.е. мешая им, но не применяя грубую силу).

Анализ взглядов Платона и Аристотеля дает нам основание утверждать, что ещё в древние времена философами было обращено внимание на следующие несомненно важные постулаты, касающиеся справедливости:

в справедливом обществе должно быть обеспечено равенство возможностей (шансов) людей;

справедливость - первооснова нравственности в обществе, которое должно прилагать усилия для должного идейного обоснования добра и зла;

наличие у граждан частной собственности совсем не означает, что в государстве царит несправедливость, если ее приобретение произошло на законных основаниях;

учет интересов среднего класса в государстве способствует его устойчивости, что важно для всех его граждан.

Рассуждения Сократа и Ксенофонта Афинского позволяют нам выделить ещё одну черту справедливости, на которую обратили внимание древние философы: равенство в требованиях, предъявляемых каждым к другим членам общества.

Как бы ни отличались взгляды философов на справедливость в течение

четырнадцати веков, идеи Платона и Аристотеля не исчезали, они корректировались с учетом появлявшихся новых нравственных идеалов, субъективных оценочных суждений авторов, развития науки в обществе, состояния производительных сил. На последнее обстоятельство обратили внимание К. Маркс и Ф. Энгельс. Они подметили, что апелляция людей к справедливости всегда сопровождалась критикой не удовлетворявших их общественных отношений (например, в условиях перехода от одной общественно-экономической формации к другой), но это лишь симптом того, что те или иные общественные отношения изжили себя, тормозили общественную жизнь, а в способе производства зарождались новые общественные отношения. Иными словами, в обществе особенно остро начинали воспринимать несправедливость, когда старые экономические отношения явно тормозили развитие производительных сил. Отсюда у общества появилась задача: выявить элементы "новой организации производства и обмена" (объявить их справедливыми) и путем борьбы с элементами старой, "разлагающейся экономической формой движения" (объявленными несправедливыми) и внедрить «новое» в жизнь.

Особенно много разных мнений по поводу справедливости высказывалось в советский период. Так, одни утверждали, что «...социальная справедливость отражает интегрирующую оценку степени соответствия общественного строя, потребности всестороннего развития личности». Другие полагали, что «социальную справедливость необходимо воспринимать, исходя из реально существующих у нас экономических отношений и степени воплощения в них идеалов социализма, выявлять несовпадение объективных и субъективных сторон социальной справедливости в современных условиях».

Третьи считали, что «...применительно к перспективе развития социалистического общества под социальной справедливостью понимается установление политического, социального и экономического равенства общественных групп. Но применительно к современности мы говорим о социалистической справедливости, основным содержанием которой служит последовательное осуществление принципа «от каждого по способностям -каждому по труду». Четвертые рассматривали «справедливость (несправедливость) как объективные качества реальных отношений».

Философская категория «справедливость», наполняясь конкретным содержанием, постепенно превращалась в социально-экономические, политические, идеологические требования или оценки. Например, как нравственное понятие, она может выступать в роли критерия моральной оценки, в роли чувства, в роли нормы, мотива поведения и, наконец, в роли нравственного идеала.

В праве со словом «справедливость» ассоциируются конкретные требования, предъявляемые к организации эффективного правового регулирования. Задача правовой науки - выявить и доказать, что должны выражать конкретные юридические нормы, чтобы можно было назвать их

справедливыми. В правовой литературе не раз отмечалась важность понимания законодателем идеи справедливости, которая является внутренним свойством и качеством права. Вопрос о справедливости или несправедливости закона - это по существу вопрос о правовом или неправовом характере закона, его соответствии или несоответствии праву.

Вслед за философами юристы стали считать проявлением справедливости закрепление в законодательстве прав и свобод граждан, равенства возможностей всех людей, равенства граждан перед законом. Из перечисленного наиболее яркой формой появления справедливости в праве можно считать социальное равенство, поскольку на неразрывную связь справедливости, равенства и права указывает большинство правоведов, проводивших исследования в рассматриваемой сфере. Как и философы, юристы считают, что равенство правовых возможностей должно пронизывать всю систему общеобязательных формально-определенных юридических норм.

Под термином «правовые возможности» понимаются заложенные в юридических нормах модели поведения, которые могут быть реализованы каждым в различных фактических вариантах правоотношений.

Правовое равенство предполагает также отсутствие каких-либо ограничений прав и свобод, а также привилегий по признаку происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, языка, отношения к религии, рода и характера занятий, места жительства и других обстоятельств. Вместе с тем вряд ли стоит проявление справедливости видеть только в равенстве прав и свобод граждан, в установлении равных обязанностей и оснований ответственности, равенстве перед судом.


§ 1.2 Современное видение идеи социальной справедливости как правовой категории


Идея всеобщей формальной одинаковости сегодня не может быть привлекательной: если в системе юридических норм отсутствует дифференциация по ряду значимых для общества обстоятельств (например, в связи с созданием благоприятных условий труда для беременных женщин и подростков), то о какой справедливости можно говорить, если в обществе в таком случае не учитываются интересы наиболее уязвимых слоев населения. Таким образом, дифференциация в правовом регулировании, учитывающая интересы различных категорий граждан, - это тоже проявление социальной справедливости.

О воплощении социальной справедливости в праве можно говорить только тогда, когда оно обеспечит каждому человеку (помимо сказанного выше) достойный уровень жизни.

Можно сказать, что выражение «достойный уровень жизни» берет свое начало от провозглашенного российскими учеными на рубеже XIX и XX веков права на достойное человеческое существование. Известный философ-правовед П.И. Новгородцев отмечал, что право не ограничивается одной охраной свободы граждан, "а берет на себя также и регулирование материальных условий ее осуществления". Цель, которая должна быть при этом достигнута, П.И. Новгородцевым была названа так: "признание права на достойное человеческое существование".

Обозначение сути этого права в российской литературе впервые было дано В. Соловьевым в работе "Оправдание добра". Он определил его в виде требования, «чтобы каждый человек имел не только обеспеченные средства к существованию (т.е. одежду и жилище с теплом и воздухом) и достаточный физический отдых, но чтобы он мог также пользоваться и досугом для своего духовного совершенствования».

Существенным показателем полноценности законов с позиций принципа справедливости во многом является их строгая согласованность с общепризнанными стандартами прав и свобод человека, с принципом приоритета и задачей надежной охраны названных ценностей. Осуществление прав и свобод неотделимо от исполнения каждым гражданином своих юридических обязанностей. В случаях уклонения от их исполнения или посягательства на указанные человеческие ценности других лиц справедливо применение к виновным установленных законом мер воздействия.

Ценность справедливости, а через нее и в целом права, проявляется в том или ином результате правоприменения - в справедливом характере судебного решения, примирении конфликтующих сторон, в сдерживании антиобщественных побуждений и устремлений индивидов и групп и тем самым в обеспечении и поддержании мира, порядка, общего блага.

Современной системой права Российской Федерации и отраслевым законодательством справедливость воспринята как свойство, воплощенная в праве идея, а в некоторых случаях и как норма-принцип (см., например, ст. 6, 43, 60 УК РФ). В отраслях права, где таких норм-принципов нет, идея справедливости детализируется в отдельных их положениях и нормах. Таким образом эта идея юридически закрепляется во всех сферах общественных отношений..

социальный справедливость право нравственный

Глава II.Правовая и социальная справедливость в правовом и социальном государстве


§ 2.1 Соотношение права и нравственных норм


Какова природа ценностей в праве? Как они формируются? Порождаются они правом самим по себе, вытекают из него, или берутся извне, из других сфер жизни и общественного сознания, и являются в этом случае приложением к правовой сфере более широких или универсальных принципов? Иными словами, обладает ли каждая область общественной и частной жизни и деятельности своей уникальной системой ценностей, пользуется только ценностями универсальными или сочетает и то и другое? По этим вопросам в правовой литературе, в частности в современной отечественной, высказываются разные точки зрения.

В двухтомном курсе Общая теория государства и права проф. М.Н. Марченко пишет, ссылаясь на книгу В.А. Четвернина Демократическое конституционное государство: введение в теорию: В отечественной юридической литературе правильно отмечалось в связи с попытками определить право как нормативно закрепленную справедливость, что ссылки на моральные категории справедливости, добра и зла важны при определении понятия и характеристики морали, но не самого права. Это ведет к смешению категорий права и морали. Итак, справедливость, добро и зло - это неправовые категории, больше того, они не имеют отношения к праву и правовой теории и приводят лишь к усложнению проблемы. Позиция эта не нова и всегда была характерна для юридического позитивизма. Так, Джон Остин, крупнейший представитель этого направления в Англии XIX в., четко разграничивал позитивное право и мораль, хотя и считал позитивную мораль частью права в широком смысле слова наряду с божественным правом и позитивным правом. Вопрос о должном, справедливом, по Остину, не снимается, а выносится за рамки юриспруденции, это область смежных дисциплин - этики и науки законодательства. Один из наиболее известных юридических позитивистов XX в., создатель чистого учения о праве

Ганс Кельзен также не уставал повторять, что моральные ценности, в том числе справедливость, относительны и при всей своей необходимости представляют собой иррациональный идеал, что справедливость есть требование морали, что для чистого учения о праве характерна антиидеологическая направленность, исключающая смешение позитивного права с идеальным или подлинным правом. Здесь та же логика: категории справедливости, должного, хорошего и плохого, хотя они и достаточно произвольны, субъективны, изменчивы, имеют право на существование, но не в рамках теории права. Классики юридического позитивизма делают при этом очень существенную и точную оговорку: у них речь идет о теории позитивного права, а не права вообще. Самая известная книга Остина называется: Лекции, о юриспруденции или философия позитивного права.

Противоположная позиция представлена в современной отечественной литературе акад. В.С. Нерсесянцам. В Философии права он пишет: ... справедливость - категория и характеристика правовая, а не внеправовая (не моральная, нравственная, религиозная и т.д.). Более того, только право и справедливо. Итак, справедливость или тождественна праву и выступает в качестве его синонима, или представляет собой одну из характеристик права.

Что право должно быть справедливым - очень старая мысль, идущая от Сократа, Платона, Аристотеля, характерная для всех правовых систем прошлого и настоящего. Но вот с тем, что помимо права нет справедливости, трудно согласиться. Такое утверждение приемлемо для древних систем, где право еще не выделилось в качестве особой формы регулирования поведения людей. Ведийскую концепцию рита, толкуемую как универсальный мировой закон, которому подвластны и боги, и природа, и человек, или аналогичную древнекитайскую идею дао (пути) и даже более узкое, распространяемое только на человека, индийское понятие дхарма можно отождествить со справедливостью, ибо они охватывают все мыслимые формы поведения человека, они всеобъемлющи, за их пределами нет иных критериев оценки. Но когда возникает дифференциация, когда из единого мирового закона вычленяются религия, мораль, право, обычай, договор, приказ носителя власти и т.д., отождествление только права со справедливостью, поглощение справедливости правом представляется произвольным и в высшей степени сомнительным.

Разве над правом нет высшей справедливости морального порядка? Разве редки случаи вполне соответствующих праву поступков, которые не выдерживают критики с точки зрения морали? Ведь право формально, абстрактно, бездушно, тогда как мораль всегда конкретна, одухотворена, человечна. Богатый наследник требует причитающуюся ему по закону долю в ущерб бедному. Правовой это поступок? Вполне. Моральный? Видимо, нет. Подобных примеров можно привести множество. Причем не только из области частных отношений. Политическая справедливость вовсе не исчерпывается правом и не всегда совпадает с ним. И в политике можно, не нарушая права, не считаться со справедливостью, ибо и в этой сфере формальный и грубоватый критерий права шлифуется и уточняется с помощью более тонких принципов морали.

Между тем акад. В.С. Нерсесянц отождествляет право и справедливость с большой настойчивостью. Понимание права как равенства (как общего масштаба и равной меры свободы людей) включает в себя и справедливость, - пишет он. - В контексте различения права и закона это означает, что справедливость входит в понятие права, что право по определению справедливо, а справедливость - внутреннее свойство и качество права, категория и характеристика правовая, а не внеправовая (не моральная, нравственная, религиозная и т.д.) Поэтому всегда уместный вопрос о справедливости или несправедливости закона - это по существу вопрос о правовом или неправовом характере закона, его соответствии или несоответствии праву. Но такая же постановка вопроса неуместна применительно к праву, поскольку оно (уже по понятию) всегда справедливо и является носителем справедливости в социальном мире... Справедливо то, что выражает право, соответствует праву и следует праву. Действовать по справедливости - значит действовать правомерно, соответственно всеобщим и равным требованиям права... Справедливость - это самосознание, самовыражение и самооценка права и потому вместе с тем правовая оценка всего остального, внеправового.

В отличие от концепции, характерной для юридического позитивизма, в данном случае справедливость не только признается имеющей прямое отношение к праву, но провозглашается сугубо и исключительно правовой категорией. Право - высшая ценность, справедливость низводится до уровня его свойства. Причем не только справедливость, но и свобода, и равенство считаются невозможными без права и выступают лишь в качестве его характеристик или его сущности. Подчиняясь праву, сводясь только к праву, справедливость становится ненужной, она упраздняется, подменяется правом. Джон Ролс замечает, что принципы справедливости... принадлежат к идеальной теории12 . В противоположность справедливости право вполне реально. У акад. В.С. Нерсесянца право превращается в идеальную категорию и в этом смысле полностью вытесняет справедливость. Вот почему вместо соотношения справедливости и права ставится и объявляется едва ли не главным предметом философии права проблема права и закона.

Возможно, на многократно повторяемую формулировку этой проблемы, которая была вынесена акад. В.С. Нерсесянцем в заголовок книги Право и закон, повлиял перевод Политики Аристотеля, осуществленный С.А. Жебелевым, в издании 1911 г.13. Там говорится: Некоторые, наконец, опираясь, как они думают, на своего рода правовой принцип (ведь всякий закон предполагает своего рода право), полагают, что рабство как результат войны покоится на основании права.

Однако в издании Политики 1983 г., где перевод С.А. Жебелева был заново выверен, этот фрагмент дается в иной редакции: Некоторые, наконец, опираясь, как они думают, на некий принцип справедливости (ведь закон есть нечто справедливое), полагают, что рабство как результат войны справедливо. В пользу такой интерпретации свидетельствует и следующий фрагмент Политики: В законы в той же мере, что и виды государственного устройства, могут быть плохими или хорошими, основанными или не основанными на справедливости.

Исходя из этого перевода, следовало бы определить одну из основных проблем философии права как соотношение не права и закона, а справедливости и права во всех его формах, в том числа в форме закона.

Третья позиция по вопросу о соотношении справедливости и права, синтезирующая две первые, представлена в современной отечественной литература проф. О.Э. Лейстом. Он исходит из того, что право - это не весь мир, а часть социальной жизни. И теория права не автаркична, не самодостаточна, не может быть чистой в духа Г. Кельзена. Теория права обретает почву и корни в более широких, чем право и государство, явлениях и в более широких теориях - философских, исторических. Сущность права, - пишет проф. О.Э. Лейст, - не может быть постигнута ни практическим правоведением, ни даже общей теорией права, если последняя не выйдет за пределы юридических категорий17. Одной из таких неюридических категорий, без которых теория государства и права не может обойтись, и является справедливость.


§ 2.2 Проблемы и особенности социальной справедливости и права в современном Российском государстве


Сегодняшнее состояние российского общества позволяет констатировать наличие культуры, которая является переходной, то есть находится между культурами правового и не-правового типа. В такой культуре ввиду относительной малочисленности меньшинств сохранение гражданского мира в принципе возможно и без распространения ценностей права, однако едва ли возможен общественный прогресс. Принятие же ценности права сделает заданным ответы на два поставленных в начале раздела вопроса.

Во-первых, равными следует считать всех людей без исключения.

Во-вторых, определяемая правом мера свободы должна быть максимальна (при соблюдении выдвинутых ранее требований равенства).

Для меня представляется верным мнение ведущих юристов о том, что принцип социальной справедливости в общей форме выражен в основных началах гражданского законодательства (ст. 1 ГК РФ), следствием признания и соблюдения которых является реализация принципа социальной справедливости в гражданском праве. Соответственно нарушение (неприменение или неправильное применение к конкретным гражданско-правовым отношениям) хотя бы одного из основных начал гражданского законодательства ведет к несоблюдению принципа социальной справедливости в гражданском праве.

Это право за последние годы приобрело важное значение, поскольку управление имуществом (прежде всего - предприятиями, принадлежащими собственникам), как правило, переходит в руки профессиональных управляющих. Существует необходимость официального закрепления юридической конструкции права управления в нормах ГК РФ.

В связи с необходимостью ограничить правомочия большинства крупных собственников земли и иных природных ресурсов страны, ущемляющих национальные интересы России, целесообразно изменить пределы осуществления правомочий собственника, закрепленные в ч. 3 ст. 209 ГК РФ, изложив данную норму в следующей редакции: "Владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами в той мере, в какой их оборот допускается законом, осуществляется их собственником, исходя из интересов всего государства и общества. В противном случае земля, другие природные ресурсы и имущество могут быть принудительно изъяты у собственника в пользу государства с соответствующей компенсацией в случаях и порядке, предусмотренных законом". Необходимость такого изменения продиктована тем, что сейчас формулировка ч. 3 ст. 209 ГК РФ допускает свободное осуществление правомочий собственника, "если это не наносит вреда окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц".

Твердое ядро понятия «правового государства», как и понятия «справедливости» является строго определенным. Это понятие подразумевает, что государство не стоит над правом, действует в пределах права, то есть действует не произвольно. Однако, пользуясь лишь твердым ядром этого понятия, мы может прийти к выводу, что «правовым государством» в значительной степени являлись и гитлеровская Германия и Советский Союз. Согласно этому пониманию «правовыми государствами» являются и современные западные страны - в том смысле, что, несмотря на регулярное появление, достаточно произвольных законов (антимонопольные законы, законы о продолжительности рабочего дня, антидискриминационные и т.д.) сами эти законы применяются государством последовательно, без произвола.

Однако если ориентироваться на сформулированную ранее концепцию справедливости, то понятие «правового государства» становится содержательным, что подтверждает и содержательность концепции справедливости.

Это государство устанавливает только «правовые законы» (законы, верно отражающие концепцию правовой справедливости); которые устанавливают равную правоспособность для всех граждан, вне зависимости от принадлежности их к каким-либо категориям и классам; и ограничивают правоспособность только в тех случаях, когда наделение людей каким-либо аспектом правоспособности будет приводить к наличию конфликтующих прав.

Однако, несмотря на то, что понятие «правового государства» получилось уже достаточно содержательным, содержательность достигнута за счет скорее термина «правовое», чем термина «государство». Специфика государства в том, что оно облекает мысленную форму, идею права, в реальную материю, делает право реально существующим, позитивным.

Понятие «социальная справедливость» в России имеет «драматическую судьбу» из-за активного его использования в политических идеологиях. В социалистических теориях оно занимало центральное место, наполнялось революционным уравнительным смыслом, поэтому сложилась прочная увязка следующих понятий: социализм = равенство = социальная справедливость. В противовес выдвигалась либеральная формула: капитализм = свобода = социальная справедливость. В первом случае произошла подмена социальной справедливости равенством. Идеологическое по своей сущности противопоставление одинаково важных для общества и человека ценностей - равенства, свободы, справедливости - не приносит пользы, поскольку они не исключают и не взаимозаменяют друг друга.

Внимание к социальной справедливости обостряется в то время, когда общество сопровождают социальные потрясения, когда рушится сложившийся социальный порядок. В стабильные, относительно спокойные времена о ней забывают, и не потому, что она не существует, а как раз наоборот, потому что она реально действует, сохраняя общественное согласие. Ситуация сравнима с физическим состоянием человека. Когда он бодр и здоров, то здоровье не является для него главной ценностью, в период же болезни все, кроме здоровья, представляется мелочным и преходящим. Степень реализации социальной справедливости выступает условием стабильности социальной системы.

Содержание социальной справедливости не является безусловным и абсолютным для всех времен и народов, оно всегда исторически и культурно конкретно. Можно лишь говорить о том, что в обществах того или иного социокультурного типа или в какую-либо эпоху в представлениях о справедливости имеются сходные тенденции, но каждая социокультурная общность в данный период истории оперирует своими идеями. Они, как лакмусовая бумажка, отражают все происходящие в обществе изменения, в соответствии с которыми и обновляются идеи социальной справедливости. Нельзя искусственно привнести в общественное сознание чуждые обществу представления о том, что справедливо. На какой-то исторический миг, возможно, массы увлекутся этими идеями, но затем либо их отторгнут, либо (что еще более опасно) трансформируют до неузнаваемости.

Разумеется, достичь полного общественного консенсуса по вопросу о социальной справедливости невозможно. Если такое случается, то лишь в результате физического или идеологического насилия. Подобным образом «формирующийся» принцип социальной справедливости лишь создает видимость социального согласия, исчезающую по мере ослабления внешнего давления. В любом обществе имеется чаще всего несколько - иногда альтернативных - представлений о социальной справедливости, выражающих интересы различных социальных групп. Однако в них всегда с той или иной степенью явности присутствует некий общий «стержень», который составляют исторические закономерности того или иного этапа общественной эволюции и ментальные установки, имеющие под собой институционально-правовую основу. Поскольку идея социальной справедливости, как правовая категория, выступает в виде общеправового и отраслевого принципов, важно проследить, как этот принцип проявляется в институте права социального обеспечения граждан.

Государство по своей изначальной природе предназначено решать общие проблемы и обеспечивать общий порядок в интересах всех социальных общностей, а не только в интересах правящих общественных групп и слоев населения. Выбранная государством политика должна играть интегрирующую роль в достижении гражданского согласия в обществе. Однако она может быть эффективной только тогда, когда при её проведении учитываются объективные исторические тенденции, принципы развития общества, право человека на жизнь и нормальную жизнедеятельность.

Заключение


Справедливость, стремление к ее установлению и поддержанию как должного - одна из вечных идей и желаний человечества. Она представляет собой категорию общественного сознания и общечеловеческую ценность, тесно связанную с пониманием права.

Справедливость признана составной частью нравственной и правовой культуры, условием нормального и мирного существования человеческого сообщества. Идея и требования социальной справедливости, их последовательная реализация играют важную роль в деле качественного преобразования жизни нашего общества, создания в Российской Федерации демократического правового государства с республиканской формой правления.

Проводимые в России в настоящее время реформы в экономической, социальной и правовой сферах ставят в качестве одной из актуальных задач полное обновления законодательства и совершенствование уже принятых в последние годы законов. Положительных результатов здесь можно достичь лишь при условии, что принимаемые вновь или вместо устаревших законы, а также вносимые изменения и дополнения в уже действующие нормативные правовые акты (либо в их отдельные статьи) будут соответствовать требованиям справедливости.

Исследование проблемы, связанной с определением понятия, с раскрытием содержания принципа справедливости в праве и правоприменении приобретает особую значимость в период проходящей в нашей стране правовой реформы

Вследствие этого возникают вопросы о необходимости совершенствования нормативной базы общества, о приведении ее в соответствие с требованиями новых условий жизни, а при историческом отмирании тех или иных общественных отношений, а так же при их изменении - об устранении не соответствующих действительности норм или их элементов, с целью предотвращения возможности путаницы и противоречий.

Справедливость - важнейшая философская и общественная проблема, имеющая особое значение для теории государства и права, причем значение это возрастает в эпохи ломки старых и утверждения новых порядков. Справедливость - идеал жизни общества, а, следовательно, государства и права как ее составных частей. Широкое согласие по вопросу справедливости - признак здоровья общества и государства, одно из условий нормального функционирования демократических институтов. Этого согласия нет в современной России. Отсюда особая актуальность научной разработки проблемы справедливости, в том числе ее юридических аспектов.

Справедливость - это и критерий оценки всех политических и государственно-правовых явлений, хотя, разумеется, не единственный, ибо реальные социально-экономические обстоятельства диктуют свои требования и ограничивают применение принципов справедливости, выступают по отношению к ним как необходимость.

Ориентация Российского общества на демократическое правовое начало страны зафиксирована в статье 1 Конституции РФ. Но для воплощения данной идеи в реальность нужно обширное внедрение правовых идей и устройств в жизнь русского общества, которое обязано поставить предел всевластию власти страны, сросшегося с теневыми и криминальными структурами, обязано сделать условия для интенсивного социально-экономического развития России, для возвращение её в общество цивилизованных государств. Гражданское правовое состояние как раз и создает возможность для легальной индивидуальной и групповой активности, столь нужной для возрождения былого величия России.

Список используемой литературы


1Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993) с изменениями от 30.12.2008 №7-ФКЗ.// Российская газета. 25 декабря 1993 №237.

2Гражданский кодекс Российской Федерации часть первая от 30 ноября 1994 №51-ФЗ. //Собрание законодательства Российской Федерации. 5 декабря 1994. №32. - Ст. 3301.

3Уголовный Кодекс Российской Федерации. - Новосибирск: Сиб.унив.изд-во, 2008.- Ст. 4, 6.

4Трудовой Кодекс Российской Федерации.- Новосибирск: Сиб.унив.изд-во, 2008.- Ст. 1.

5Анисимов С.Ф. Ценности реальные и мнимые. М. 1970.; Аристотель. Этика. СПб. 1908.

6Витрук Н.В. Правовой статус личности в СССР/Реальный социализм: теория и практика. М. 1985.

7В.А. Четвернин, Введение в курс общей теории права и государства, М. Институт государства и права РАН, 2003.

8Вопленко Н.Н. Социальная справедливость и формы ее выражения в праве//Советское государство и право. 1979. № 10.

Герлах А. Справедливость как принцип социалистического права. Автореферат дисс. канд. юрид. наук. М.1983.

10Дробницкий О., Селиванов Ф. Справедливость//Философская энциклопедия. Т.5. М. 1970.

11Заславская Т.Н. Человеческий фактор развития экономики и социальная справедливость//Коммунист. 1986. № 13.

12Керимов Д.А. Философские проблемы права. М.: Мысль. 1972.

13Критон. Платон. Полное собрание сочинений. T.I. M. 1968.

14Мальцев Г.В. Социальная справедливость и право. М. 1977.

15Мальцев Г.В. Социальная справедливость и права человека в социалистическом обществе//Советское государство и право. 1974. № 2

Мальцев Г.В. Социальная справедливость и право. М. 1977.

17Маркс К. Энгельс Ф. Полное собрание соч. Т. 18.

Нерсесянц B.C. Философия права. М. 1997.

19Нерсесянц В. Право в системе социальной регуляции. М. 1986.

Новгородцев П.И. Сочинения. М.: Раритет. 1995.

Руткевич М.Н. Социалистическая справедливость//Социологические исследования. 1986. № 3.

22Соловьев В.В. Полное собрание сочинений. Том 1.

23Теория государства и права /Под ред. В.В. Лазарева. М.,